Северное Гоа 6 лет назад. Басня о драконах. (МНОГО ФОТО)

Мой пока что единственный трип в Азию состоялся в декабре 2010 года. На тот момент я уже успела пожить на Ибице, и мне говорили, что Гоа – это азиатский вариант Ибицы, то есть мне понравится.
Что я искала? Ненапряжную атмосферу, теплый климат, возможность слушать качественную электронную музыку.
Что я нашла? Назойливейших продавцов, агрессивных мачо, закрывающую все вечеринки полицию – ну, и да, колоритную и неповторимую атмосферу.
Впечатления поначалу были противоречивыми.     

Вот так выглядел мой двухзвездочный отель, и вот такой роскошный вид открывался из моего номера. А вот что можно было увидеть в окрестностях:   

На выходе из отеля постоянно паслись таксисты, налетавшие на меня всем скопом и предлагавшие отвезти хоть куда-нибудь. Я выбрала молодого футболиста, который подрабатывал водителем и который стал моим шофером-экскурсоводом на всю неделю. Мы подружились, он провез меня по всем пляжам Северного Гоа и показал несколько уголков, куда нога туриста тогда ступала нечасто. Например, …   

  …дальний конец пляжа Бага. Он скалистый, и добраться туда можно только по узкой и местами опасной тропинке. Зато закат оттуда смотреть невероятно красиво – а непосредственно Бага, донельзя забитая туристами, выглядит несколько фантасмагорично.   

Что касается других пляжей, больше всего впечатлил Мандрем – своей величественной отрешенностью. В разгар дня я была там чуть ли не единственным отдыхающим. В тамошней кафешке впервые нарвалась на то, о чем так много читала на форумах: ласси приготовили руками, немытыми после разделки рыбы, так напиток еще и протухшим оказался. Но его поменяли на более адекватную версию.  Вот он, Мандрем:

Арамболь оказался действительно настолько же атмосферным и оживленным, как про него рассказывали. На закате песни-пляски хиппи и им сочувствующим напомнили мне ибисенский пляж Бениррас. Вернее, конечно, это Бениррас унаследовал традиции Гоа, а не наоборот – но в моей личной биографии они поменялись местами. 

Относительно блеклыми показались: Морджим,…  

  …Ашвем…     

  …и Анджуна. Но про Анджуну есть что рассказать. Именно там приключилась моя самая запоминающаяся беседа за весь трип.    

С этим джентльменом мы познакомились благодаря теленку. Я не привыкла, чтобы крупный рогатый скот, пусть даже такой миловидный, укладывался загорать рядом со мной – и запаниковала. Джентльмен подошел ко мне, погладил зверушку и любезно пригласил меня на чашку кофе.   

За полдня на пляже мы успели поговорить о выборе жизненного пути, о течении времени, о самореализации творческой и не очень и о том, что останется в памяти, когда жизнь начнет клониться к закату. Он поведал мне замечательную историю о своей поездке с семьей на увы, не помню какие острова в Тихом океане. Рассказываю от его имени:   

«Мы должны быть отплыть во вторник. Но гид предложил нам задержаться еще на один день и переночевать на необитаемом острове, где живут только вараны (прим.: по-английски «варан» звучит так же, как «дракон» - «dragon»). 

- Папа, ну пожалуйста, ну пожалуйста! – вцепился в меня младший сын, и мы вдвоем отправились на остров.  А жена и старший сын отбыли по расписанию. 

Я не был уверен, что поступаю правильно. Я не знал, в каких условиях придется ночевать там, на острове, и правильно ли потакать капризам ребенка с еще не сформировавшимся характером. Но решил, что впечатления и опыт – это самое важное, что может дать жизнь. Особенно в таком возрасте.

Когда мы вернулись из поездки домой, в школе детей начали спрашивать, как они провели каникулы. Мой сын вышел к доске и начал восторженно рассказывать классу про остров драконов, на котором не живет ни один человек. 

Возмущенная учительница вечером позвонила мне и спросила, почему в нашей семье поощряется такое откровенное вранье – драконов же не существует!  

- Это не драконы. Это вараны, - объяснил я, и недоразумение было улажено. 

И я окончательно понял, что поступил правильно, взяв сына на этот остров. Отель, пляжный волейбол, ужины из свежих морепродуктов он постепенно забудет. А вот ночь на острове драконов – никогда».