Бархатная осень и античные черепки.

И вот Астрид скользит по синему… невероятно синему морю! Каждое море имеет свой цвет. Когда я был маленьки1м мальчиком, мне часто доводилось слышать рассказы экскурсоводов на морских прогулках – «Черное море названо так, потому что…» - и перечислялись различные версии, легенды и мифы. Мне кажется, очевидно, что для греков синим было Эгейское море, а Черное не имеет такой глубины синего цвета, так же, как еще меньше синего в Балтийском или Северном море. Астрид была на новой волне.

Острова. Высокие, скалистые, поросшие можжевельником и с бирюзовыми лагунами. Мы оказались там, возле одинокого причала где не было ни кого вокруг. Один старичок подъехал на мопеде показать как он ловит кефаль. Взял кусок хлеба, размял, опутал его связкой мелких крючков, бросил в воду и ушел… может клюнет. А экипаж желтой лодки схватил спиннинги и наловил аквариумных рыбок. Но на закате пришли рыбаки на кальмара. Они были настроены решительно и попросили не занимать причал, Астрид ушла ночевать на якорь.

Несколько лет назад я познакомился со старым капитаном из Адлера, он много путешествовал на своей яхте Висла, доходил и до Греции. Мне запомнились некоторые его рассказы и они были сейчас очень кстати. Марина в небольшом городке Каристос – удобно и бесплатно. Мы проверили и действительно, стой у пирса, лей воду со шланга, продают разве что электричество, ну и узо конечно. Кто не знает, узо – это анисовая водка. Она не так крепка как русская водочка, но с другой стороны ее не нужно занюхивать грязным рукавом. Неторопливые греки начинают пить узо с утра. Вино! Все мое детство прошло в таком месте, пожалуй, небольшой части России где в принципе делают вино. Приблизительно пять процентов вино, десять процентов плохое вино, а остальное суррогат для небалованного российского отдыхающего. В Греции для меня стало откровением, что плохого вина нет в принципе, а хорошее может ничего не стоить.

Как то раз, на пути к старой крепости мы сошли с дороги и случайно набрели на белый сарай с одним окном и открытой дверью. Это был православный приход. Внутри он больше напоминал детский павильон: малюсенький алтарь, стульчики и даже иконы были как-то особенно забавно написаны. Больше всех нас привлекла икона где нечто божественное выручает из беды моряков. Те в последней надежде тянут к «ходячему по воде» свои ручонки и это мне показалось так умилительно в купе со всей обстановкой и даже лежащими вот так просто восковыми свечками. Вероятно, в роли божественного аватара тут был Николай Чудотворец, известный покровитель моряков и путешественников. Мы с другом зажгли свечку и оставили один евро в качестве подаяния.

Дима пригласил в гости на Астрид молодую пару местную девушку и итальянца. Проводя время за культурным обменом мы совершили небольшую морскую прогулку, а гречанка принесла приготовленное ею блюдо, которое она называла лобио. Было очень вкусно и рецепт я сохранил. Главным, в этом блюде был аромат. Путешествуя по средиземному морю не забывайте использовать на камбузе базилик, розмарин, ореган и только оливковое масло. Когда в магазине, мы с Димой увидели цену на масло, то купили сразу пятилитровую канистру.

Отдохнув как следует в Каристос, не торопясь мы двинулись дальше. Наше путешествие напоминало обзорную экскурсию, перед глазами открылся чудесный вид на античный храм, наверное Зевса. Потом мы заехали переночевать в Афины и напросились на бесплатную стоянку в марине. На следующее утро был выходной день и из Афин стартовала регата. Астрид тоже стартовала, но очень скоро мы с Димой решили сойти с дистанции, на борту кончилось вино! И снова какой то остров (названия мы даже не пытались запоминать), на берегу рыбак показывает только что пойманного здорового кальмара. Что бы найти магазин пришлось побегать и в итоге, это оказалась даже не лавочка. В обычном доме нам показали все что есть. Не густо, но вино и сыр неизменно присутствовали везде.

Следующей путевой точкой стал Коринфский канал который мы собирались пройти что бы сразу попасть в Ионическое море. До сих пор мне еще не приходилось разговаривать по УКВ на английском языке, а это требовалось, чтобы понять порядок прохождения канала. Экипаж Астрид с уровнем ниже школьного смешно напрягался ведя переговоры по радиостанции. Но в итоге, в офисе нам назвали цену: десять евро за метр, что в пересчете означало либо канал, либо шестидесятилитровый танк полностью залитый вином вместо пресной воды. Но в любом случае мы сделали правильный выбор решив все таки обойти Грецию по Эгейскому морю с юга. Я слышал, что Коринфский канал выручает тех, кто движется в обратном направлении, что бы не получать хорошего ветра в морду, а нам как раз дул под зад.

Бывало, что на ходу мы видели возле яхты большую рыбу. Спиннинг тут не годился, нужно было тралить за кормой мощный крючок, как при ловле тунца. Такой снасти на борту не было, но Дима взял на камбузе обычную вилку и смастерил из нее нечто, похожее на четверной крючок. Получилась смешная штука и никто не хотел на нее клевать. Мы продолжили экспериментировать. На одной из стоянок заметили на дне осьминога. Вооружившись ножом я нырнул за тварью и получил в лицо черной тушью. Но еще менее приятно было чувствовать прикосновение его холодных липких щупалец. После такого «рукопожатия» я чуть не выронил нож и мы реактивно, взаимно удалились друг от друга. Решено было купить подводное ружье.

Между островом Парос и материком очень узкий канал. На обеих берегах небольшой туристический городок, имеются удобные места для швартовки яхт, работает паром и водное такси. В одном из магазинчиков мы купили крючок для тролинга, а так же маску, ласты и подводное ружье. Этот канал мне запомнился мелью потому что их не так то много в Греции, а эта была, кажется, специальная. Она не была ничем ограждена, зато, как только мы застряли один из катеров с раскраской водного такси примчал предлагать свою помощь за двадцатку евро. Экипаж желтой лодки похихикал «С такими предложениями шел бы ты парень в Сызрань!»

Теперь, когда у меня было все для подводной рыбалки я начал оттачивать мастерство охотника на каждой стоянке. Вода в конце октября была уже прохладная, но нырять с ружьем очень азартно. В отличие от спиннинга можно выбирать рыбу и смотреть ей буквально в глаза. В этом было что то хищное. Однажды, вместо рыбы я достал со дна античные черепки. По крайней мере мы так называли кусочки глиняных горшков возраст которых, мы конечно, сами бы никогда не определили. Один бельгиец со своей женой с которыми довелось познакомится в следующей марине, подтвердили нашу догадку насчет античности.

Монемвасия запомнилась мне более всего. Самая последняя марина перед суровыми скалами на южной оконечности материка имела своих подводных обитателей. Две огромнейшие морские черепахи показывались на поверхности, чтобы сделать редкий вдох и глянуть на все с глубины времен. Пара бельгийцев средних лет приходила навещать поросших тиной бронированных чудовищ и заметила нас. Экипаж Астрид пригласили в дом на ужин и за одно постирать скопившиеся грязные вещи.

Местечко в Греции это неплохое вложение для европейца подумывающего о размеренной жизни в благоприятном климате. В доме с бессчётным количеством кошек на первом этаже стояла самая настоящая, каменная маслодовилка возраст которой никто не знал, но судя по всему ей пользовалось не одно поколение греков. На закуску к вину были поданы домашние оливы, а основным блюдом хозяйка приготовила чудесную пасту болоньезе и хозяин поставил на стол бельгийскую водочку. За ужином земляне рассказали новости поскольку мы сами не знали ничего, что было дальше нашего горизонта.

В то время, где то в Средиземном море рыбацкая шаланда набитая беженцами из северной Африки, как шпротами, сделала оверкиль. Ну что за глупости! Может скинем им гуманитарную помощь? По всему сафари раскидаем переведенную на арабский язык книжку «Построй лодку сам». А в предисловии напишем о том как некоторые европейцы валят кто на яхтах, кто пешком хоть в Непал, хоть на Гималаи лишь бы не работать на вечный банковский кредит. Ради чего такой риск? Эмигрантов не любят в европе, а к путешественникам почти везде относятся снисходительно. Еще написать на борту своего корабля чтобы все видели: «Призрел войну и отправился в путь, когда вернусь дураков станет меньше». В Монемвасии на берегу стояла раскуроченная яхта, говорят, ее арестовали с семьюдесятью эмигрантами на борту. В это было невозможно поверить - длиной немногим больше Астрид. Дима спер из нее небольшой (кемпинг) баллон с газом.

Октябрь подходил к концу и деньги, которые прислали родственники тоже заканчивались. Если бы не эта маленькая неприятность, то куда бы спешить? Я взял карандаш и бумагу, чтобы исследовать старый город и развалины древнего царства, затем, спустился к морю. Под скалой разделся до гола. Опоясал себя специальной сумочкой куда складывал убитую рыбу, обул ласты, на голову натянул маску и нырнул с подводным ружьём. Не знаю что больше, охотился я или любовался подводным миром. После того как подстрелил несколько рыбешек из под камням выплыла большая мурена и прогнала меня. В это время Дима занимался своими делами так как мы уже намозолили друг другу глаза. Накануне он хотел ехать дальше, а я видел что ветра не будет. Ничего серьезного, мы просто притерлись до дыр.

В Монемвасии Дима еще не знал, что следующий поход в магазин будет только на Мальте. На камбузе было немного еды, но в кармане оставалось всего двадцать евро. С практической точки зрения, запастись провизией на переход это правильно. Мой матрос так бы и поступил, но поскольку у меня уже был голодный опыт в Черном море, я решил, что небольшой пост только добавит эффект последней двадцаточки на следующем берегу.

Астрид обогнула южный мыс и вечером бросила якорь у песчаного берега на подветренной стороне маленького острова. Мы остались тут на ночь, что бы подготовится к броску через Ионическое море. Дул крепкий норд. На ужин были макароны приправленные базиликом и последней порцией греческих олив с косточкой. Об эту косточку Дима сломал передний зуб. Настроение было неопределённое. Хороший капитан должен поддерживать позитивный лад экипажа, но я не был хорошим.

- Вот, послушай. – мой друг передал телефон с наушниками.

-«Джими ест сушими руками своими большими…»

-Дальше можно не слушать, песня так себе. Я просто думаю имя сменить…

Ионическое море встретило нас спокойно. Ветер дул не сильный и медленно подворачивал против часовой стрелки от галфвинда в начале перехода до мордотыка в конце. И это было хорошо. В бейдевинд яхта шла сама и без вмешательства покойного Иван Иваныча реагировала на заходы и отходы. Но если ветер менял свою силу то баланс нарушался, так что, экипаж хоть и забил на ночные вахты, время от времени мне всё же приходилось побеждать сон и восстанавливать управление. А днем я был готов проводить за румпелем часами и если честно ревновал свою детку к Джими, особенно когда он умудрялся на вахте читать книгу. Меня это бесило, и не потому что матрос мог не заметить какой то там корабль на горизонте или свернуть с курса. Будучи студентом я защитил диплом темой которого были индикаторы ветра на парусе или по простому «колдунчики». Не замысловатое приспособление – нитки прикрепленные в определенных местах на парусе. Должен признаться, я купил этот диплом за пять тысяч, но всё равно, защитил его честно, на пятёрку, и государственные экзамены тоже сдал на пять. Да потому что ерунда это все! И экзамены на которых некоторые выпускники спортивного университета не могут перевести аббревиатуру ЧСС и после тридцати минут позора становятся специалистами; и «колдунчики» которые якобы помогают спортсменам «чувствовать» ветер. Если рулевой за рулем «читает книгу» то ничего не поможет. А я чувствовал яхту не глядя ни на какие «колдунчики», даже внизу, в каюте я знал что паруса стоят не идеально. В конце концов мы даже завтрак стали готовить по-отдельности, несмотря на то что газ грозился кончится со дня на день!

ladyzarulemОтветил capitan.akela
4 года назад

привет, @capitan.akela! спасибо за новый рассказ! слушай, а лобио - это ведь грузинское блюдо... как это гречанка его так назвала?

Ответить
capitan.akelaОтветил ladyzarulem
4 года назад

Наверно так же, как я называю пасту болоньезе макаронами по-флотски. Тем более, что ей мешало приготовить грузинское блюдо?)))

Ответить
ladyzarulemОтветил capitan.akela
4 года назад

так макароны и есть макароны! когда я первый раз попала в италию, без подготовки и языка, я долго не могла понять - что такое паста. пока повар не принес и не показал :)) я разачарованно протянула - ааа... макароны... он так искренне заулыбался - си, си, макарони!!! Вот непонятно мне было, как макароны, которые у нас всегда были едой непрезентабельной, могут быть каким-то гурманским блюдом! :)))

Ответить
capitan.akelaОтветил ladyzarulem
4 года назад

Нет непризентабельной еды, есть некомпетентные повара. Как кок тебе говорю:)))

Ответить