Сквотеры из Casa Conejo загремели в тюрьму

Бухта Мао на Менорке могла бы сравнится с Гранд Харбор на Мальте своими размерами и тем, что вездесущая Англия и тут руку свою приложила. Англичане владели островом весь восемнадцатый век, а в Мао (Маон) была военно-морская база и до сих пор следы Британского присутствия можно обнаружить в архитектуре города и некотором языковом заимствовании. Остров пожалуй самый чистый и тихий из Балераской группы, мне довелось объехать его автостопом.

Нам крупно повезло со стоянкой. Астрид пришвартовалась не в марине, а на одном из пустых частных мест, которых зимой было не мало. Теплое солнце быстро просушило насквозь промокшие матрасы, и хозяйка закрытого до сезона кафе напротив, встретила путешественников бутылкой вина, сэндвичами и забрала вещи в стирку.

Сначала я думал что течет из под болта которым крепится фальшкиль и мы с Джими сделали сверху цементную «шапку», но оказалось, трещина была в недосягаемом месте. Радовало, что на стоянке вода прибывала очень медленно. С парусным вооружением ничего путного не сделать, нужен был новый талреп и скрутка просила капитального ремонта, но двигатель, после того как мы зарядили аккумулятор, завелся и надежно работал. Этого было достаточно чтобы перемещаться между островами.

Джими торопился в Пальму де Майорка и чтобы не поругаться с ним, я оставил друга на яхте, а сам ушел с рюкзаком на встречу приключениям. У меня не было ни денег ни еды, но я вернулся на третий день довольный и отдохнувший. Джими тоже не скучал и носил на Астрид еду из мусорных контейнеров. Как бы это не звучало, но для путешественников без денег, «ресайклинг» был меньшим из двух зол. До того как уехать автостопом я несколько дней гулял в окрестностях Мао и присел однажды на лавочку возле супермаркета. Один человек доставал что то из мусорного контейнера и складывал в коробки, затем погрузил эти коробки в машину и уехал. Мне стало интересно. Первый опыт был скромный и я конечно сильно смущался. Проходя мимо контейнера просто сунул туда руку и достал упаковку шоколадных пончиков, которые, не были даже просроченными. Такой трюк вряд ли бы удался например в России, но мы были в Европе, где продукты выкидывают раньше чем они испортятся!

Мы перебрались на яхте в Пальму де Майорка и заняли место на якоре возле входа в один из яхт-клубов. В Пальме контейнер делила «мафия», но Джими быстро налаживал связи на сайтах знакомств и случилось, что одна девушка кормила нас в кафе и раз сводила в музей. Мой друг радовал в некоторых делах, но совместный быт в «подводной лодке» мне уже осточертел. Я устроил истерику с требованием немедленно что то решать, но по итогу снова собрал рюкзак и ушел искать себе место на острове. Пройдя всю Майорку с юга на север пешком за три дня я побывал во многих красивых местах и в конце мне приглянулась большая бухта на севере острова и городок Порт де Пойенца. Когда брел по пляжу в поисках предстоящей ночевки, то увидел очень красивый пустой дом, он стоял на окраине городка и вокруг не было соседей, так что я рискнул переночевать в нем.

Вторым этажом дома был небольшой «скворечник» с окнами на все стороны света и я решил занять его. Оттуда был прекрасный вид и в том числе на бухту, а море плескалось прямо через дорогу. Как я появился в доме, наследующий день пришли два молодых немца «хипарского» вида. Который был по старше звали Иисус и он сразу объяснил мне о проблеме заключенной в большом количестве пустых неиспользуемых домов в то время, как хорошим людям негде жить. Короче, это были сквотэры и они тоже поселились в одном из частей этого дома. Стало интересно и я решил, что пришло время позвать Джими, места было всем!

Астрид поставили прям под окном. На надувной динги переправили в дом матрасы, газовую плиту и кучу всякого барахла непонятно зачем. Джими занял большой зал с циновкой на полу, Иисус парковал свой фургон на территории и жил в нем, а его друг поставил палатку во флигеле. Скоро подъехали еще трое ребят из Чехословацкой республики. В захваченном ранчо, в растаманском дыму и под куплеты интернационала восторжествовала анархия. Кроме нас, в доме иногда гостили Майоркинки. Джими часто шумел с Сильвией прям средь бела дня под гитарные аккорды бродячих музыкантов. При этом, мы умудрялись сохранять порядок на участке и даже убирали мусор. Правда, мы так увлеклись с Джими обустройством жилища, что не углядели за Астрид и ее выбросило на мелководье.

Подводные камни перерезали якорный конец, ветер подтащил яхту ближе к берегу и киль зарылся в песчаный грунт. Астрид как будто приросла, своими силами было не вытащить, а просить в Испании кого то о помощи без денег, показалось мне бесполезно. Никаких эмоций к чужой собственности европейцы не испытывают. Мы просто забили на ситуацию и решили ждать, когда эта фигня начнет сама себя разруливать. Один раз вокруг Астрид покружил риб приехавший со стороны марины, а вскоре после этого, на яхте появился человек. Это был серьезного вида немец, владелец собственного бизнеса в сфере обслуживания яхт, звали его Рон. Я сказал, что это моя яхта и Рон, кажется, немного расстроился. Он собирался присвоить «брошенную» яхту.

-Почему ты ничего не делаешь? – удивился немец.

-Не знаю к кому обратится. – я пожал плечами.

-А почему лодка пустая?

-Вывезли все вещи на берег, я тут рядом живу, в доме… у друзей.

-И что ты думаешь?

-У меня нет идей, потому что нет денег, а своими силами не получается, уже пробовали.

-Ладно - Рон немного помыслил – завтра я пригоню сюда катер, будьте на желтой лодке в девять утра.

На следующий день Рон приехал на катере в десятки раз дороже чем наша Астрид. Мы с Джими привязали буксирный конец за мачту и тысячи лошадиных сил сделали свое дело. Затем Рон отбуксировал нас в ту часть бухты, между мариной и морским аэродромом, где яхты стояли на бриделях. Так или иначе, каждый бридель имел своего хозяина и Рон позволил нам на первое время привязаться за свой буй.

Яхта была в безопасности и благополучно забыта. Теперь мы хозяйничали в большом доме, который называли Casa Conejo, из за жившего в саду кролика. Джимина майоркинская подружка Сильвия сказала, что ранчо построили еще до того, как на острове появилось электричество, об этом свидетельствовала ретро проводка. Не так давно Майорка была глухой провинцией, вся инфраструктура и свет пришли на остров вместе с развитием туризма, на деньги немцев и для немцев. Но судя по всему, наш дом действительно помнил колониальные времена. Об этом говорили: фамильный герб над главным входом; и роспись плитки с изображением каравелл; и рельеф привезенный из Египта, судя по дате пол века назад; и небольшие каменные статуи орла и глобуса. Воду брали из колодца.

Ребята ходили на ресаклинг, Джими вообще не пропускал ни одного дня и бесплатной еды было вдоволь. Я еще пытался избегать ковыряний в контейнере и больше ходил в сады, собирать апельсины, мандарины и миндаль. Однажды по дороге к саду помог одноногому человеку заменить проколотое колесо на машине и был приглашен в гости. Пара средних лет без детей, вела скромное хозяйство. Одноногий был наполовину марокканец, он делал красивые металлические изделия и прекрасный ликер. На Майорке есть несколько традиционных рецептов ликеров на диких травах. Эти напитки, в принципе, продают в любом магазине на острове, но мне повезло попробовать его, что называется «из первых рук».

Можно сказать, что жизнь удалась, если бы только я не потерял два зуба. Первый был амулетом, маленький акулий зуб подаренный мне на удачу еще в Питере остался лежать на диком пляже, куда можно было попасть только на яхте. Мы ездили туда с одной писательницей полячкой и я поплатился за предложение раздеться до гола. Второй зуб был мой собственный, после шторма он себя не важно чувствовал, мы с Астрид стали квиты. Во всем этом безусловно была мистика и забытый амулет удачи покинул меня не просто так. Следовало быть осторожней, но я решил, что удача со мной навсегда и сам дьявол мне не брат.

Как то утром я направился на пляж в своих белых плавках, с ластами и маской. Навстречу мне попались садовники приехавшие опрыскивать пальмы в нашем саду.

-Casa privado.

-Что?

-Aqui no! – погрозил пальцем садовник.

В принципе я все понял, но что еще сказать «дружище, тут кроме меня живет дюжина ребят»? Кивнул и пошел купаться на пляж, а когда вернулся, там уже была дочь хозяина. Тактичная женщина извинилась перед новыми жителями дома ее предков и попросила до завтра освободить место, что бы обошлось без полиции. Трудно свыкнуться с окончанием прекрасного романа с Casa Conejo – так охарактеризовали ситуацию мы с Джими. Возвращаться двоим на Астрид? Мы же загрызем друг друга!

Среди бродяг Порт Пойэнца ходила легенда о ничейной яхте. Подливал масла в этот огонь Хосе – главный бродяга, успешно сквотирующий с друзьями целый домик «Хосехауз» и имеющий собственную, немаленькую, армоцементную яхту. Еще у него была машина, и собаки, и, в принципе, обнаружить в нем бродягу можно было только по свободному стилю жизни. Мы с Джими заинтересовались ничейной яхтой и решили наведаться на нее ночью. Она была большая для нас, более сорока футов с двумя отдельными каютами помимо салона и туалета. Даже если не принимать всерьез Хосе, утверждающего что хозяин умер, то кто бы он не был и где бы он не был, на своей яхте он точно не был давно. Яхта, которая по обнаруженным нами документам звалась Леди Тест была уже достаточно разворована и пожалуй, последнее что можно было из нее взять, это ее саму. Те кто был на яхте до нас побрезговали несколькими бутылками алкоголя. Этикетки и впрямь выглядели не важно, но это не помешало мне с верным другом, отметить начало одного дельца.

Следующей ночью пираты перевозили вещи с Астрид на Леди Тест. Происходило это так. Сперва мы подогнали Астрид под борт Леди и пытаясь сильно не шуметь перекидали все вещи. Вокруг на бриделях стояло много других яхт, причем, в большинстве из них жили люди. Мы вернули Астрид на ее бридель и стали забирать последнее, что еще можно было предательски сорвать: стопора, лебёдки, веревки и блоки все до одного. В тот момент, когда мы грабили собственную лодку, мимо нас на динги проплыли ребята из стоящей неподалеку яхты. Это была молоденькая пара француженка и аргентинец, они так же, частенько посещали ресаклинг и уже пять лет путешествовали вокруг Балеарских островов.

-Do you need help?

-No, thanks!

В полночь мы окончательно перебрались на Леди Тест. Как назло, полный штиль и тишина, такая, что любое действие отдается эхом по всей бухте. К тому же почти полная луна. Двигатель на Леди не работал и я рассчитывал на паруса. Наша генуя с Астрид и грот с Леди который скручивался в мачту и может, по этой технической причине его до сих пор никто не украл. Но постойте!

-Кто то уже успел украсть нашу геную!

-Не может быть!

-Мы же перенесли ее на Леди в первый заход.

-Да, а потом больше часа грабили нашу Астрид на ее бриделе и вернулись сюда на динги.

-Значит, за то время как мы были на Астрид, кто то побывал на Леди Тест.

-И ушел отсюда не с пустыми руками. Не нравится мне все это.

-Мне тоже.

Я не понимал, что означает эта чертовщина, но нужно было принимать решение и поскольку мы собрались действовать хладнокровно… «Отвязывай муринг» – тихо скомандовал я. Леди получила свободу и медленно-медленно двинулась вперёд под единственным гротом.

-Ну что же, я готов попасть в испанскую тюрьму.

-Помолчи! – вознегодовал я – Разве можно думать об этом в такой момент! Подай мне лучше оставшуюся бутылку и иди спать.

Леди Тест шла очень медленно, я успел приговорить весь ликер, а мы еще даже не прошли мыс Фортареза, который являлся небольшим внутренним мысом в очень большой бухте. До утра нужно было обогнуть хотя бы мыс Форментор, чтобы выйти в открытое море. Но ветер предал нас. Я смотрел на тот пляж где оставил свой амулет. Это зря.

Мы ни на что не надеялись. Вся эта история чистой воды импровизация и она мне нравилась. С практической стороны, в случае удачи, мы конечно получали некоторый бонус. По сути меняли одну маленькую, поломанную яхту с документами на большую, не поломанную, но разграбленную лодку без документов. У каждого была своя каюта! Немного привести в чувство, укомплектовать и через Атлантику. А сейчас в Марокко. Только… смешно, тогда я еще не представлял, что меня ждет в Марокко на яхте без документов. Но это будет другая история.

Утром, отдав Джими штурвал я спустился вниз в свою кормовую каюту. Мне не пришлось успеть уснуть. Мой друг крикнул, что мимо нас проехала подозрительная моторная лодка. Я снова оказался в кокпите. Подозрительная лодка отъехала на некоторое расстояние и остановилась. Джими занимался до смешного нелепым занятием – он уничтожал улики, отклеивал название на корме. «Коварная Леди Тест» - бубнил мой друг. Лодка с двумя человеками на борту, наконец, подъехала к нам. Это были люди из марины и они требовали вернуть яхту на место. Не знаю что испытывал в этот момент Джими, но я злость, потому что эти люди не были хозяевами яхты и не охраняли ее за деньги. Безусловно, что все моряки в Порт Пойенца знали историю этой яхты и конечно, всем было плевать на чужую собственность. Более того, могу поспорить, что нашлось бы нимало яхтсменов готовых присвоить Леди Тест себе, им мешали только формальности. А мне нет. Понятно, что дело дойдет до полиции, но вернуть Леди я не мог по двум причинам. Во-первых, теперь это мой корабль, а во-вторых дул противный ветер и лавировать обратно на одном парусе было очень долго. Я начал править в галфвинд от одного берега бухты к другому и обратно, надеясь, что может им надоест ездить за нами и они отцепятся. Потом, судье скажут, что так мы хотели бросить яхту и вплавь добраться до берега. Джими действительно предлагал такой вариант и я ответил, что не буду сдерживать друга если он хочет. Нет, в момент хреновых испытаний я думал не потерять лицо. Что потом скажут о капитане Акеле, грозе Черного и Средиземных морей?

В бухте показался большой зеленый катер с надписью Guardia Civil. Сначала он подъехал к моторной лодке наших преследователей, а затем к нам. Люди с оружием и в форме стояли на борту. «Позови второго» - имели ввиду Джими, который у себя в каюте готовился к параду. Когда мой друг появился на палубе с рюкзаком два полицейских перелезли на яхту. Они почти не говорили на английском.

-Charter?

-No.

Нам показали лечь на палубу лицом вниз и затем, каждому застегнули за спиной наручники. Яхту вместе с нами и полицейскими, большой катер отбуксировал в марину. И вот, минута славы. Нас пересаживают в полицейскую машину и отвозят в участок.


Новости Майорки: ">


strecozaОтветил capitan.akela
4 года назад

вот это история)))

Ответить