Наши корни - главы из книги о моей семье часть 2


Викторов Борис Александрович - мой свекр (27.03.1934-04.11.2002)

Мой сын назван в честь своего деда, моего первого свекра, легендарного полярника Викторова Бориса Александровича, умершего в забвении от инсульта после очередного перепоя, случавшегося раз в месяц после получения копеечной пенсии, которую назначили ему после 20 лет работы на всех российских полярных станциях Антарктиды. Дважды полюс холода "Восток", Мирный, Молодежная, Новолазоревская, Ленинградская, Беллинсгаузен, материковая и дрейфующая станция СП-27 Арктики.

В Америке или в каком-нибудь Чили, полярники, даже проработавшие короткий срок в этих нечеловеческих условиях, становятся состоятельными людьми с очень приличной даже по западным меркам пенсией.

А у нас....Эх, говорить не хочется.

Спился человек, не смог без своей любимой работы, когда не стало денег на отправку экспедиций в Антарктиду, когда началось закрытие и консервация станций в тяжелые 90-е годы.

А ведь он, не побоюсь этого слова, герой. В книге «Новичок в Антарктиде» Владимира Санина описан случай, который произошел с моим свекром. До сих пор об этом подвиге ходят легенды.

Когда в 60 км от полярной станции загорелся балок, прицепленный к "Харьковчанке", Борис Александрович с напарником прошли на лыжах по куполу Антарктиды. 60 км! Да не просто прошли, а тащили своего товарища, у которого была сломана нога. Никто и никогда до них не ходил на лыжах по Антарктиде.

Цитирую:"4 октября 1968 года мы покинули станцию на тягаче и "Харьковчанке". Тягач мы прозвали "Бетти", и ничем он особенно не знаменит, а вот нашу "Харьковчанку" знает вес мир. ("Новичок в Антарктиде" Владимир Санин издательство "Молодая гвардия", 1973 год, стр.74-75)

Он был в числе девяти полярников, открывших станцию «Русская» в Антарктиде в 1980 году, где есть "сопка Внука", которая получила свое название в честь рождения моего сына, Бориса Викторова-младшего.

Обратный адрес: Антарктида, станция "Русская", сопка Внука

Да, я тоже назвала моего сына в честь его деда, и верю, что он не опозорит этого имени, но надеюсь, что судьбу его не повторит.

Довелось мне познакомиться с моим будущим свекром еще совсем девочкой.

Мои родители много лет выписывали журнал "Вокруг света". И в книжном шкафу очень долго хранился номер с замечательной фотографией на последней странице обложки. На снегу стоит маленький транзисторный приемник, а рядом пингвин, распахнув в разные стороны свои короткие лапы-крылья, запрокинув назад голову с раскрытым клювом, вовсю "подпевает" мелодии. Потрясающая по своей живости и какой-то радости фотография, сделанная, как оказалось потом, Борисом Александровичем. Этот снимок показал мне мой будущий муж Саша, когда впервые я перешагнула порог его дома в тогда еще Ленинграде. Представляете мое удивление? Вот-вот, и я была поражена и увидела в этом перст провидения.

" Поющий" пингвин, та самая фотография

А сколько оказалось еще этих снимков потом - не пересмотреть. Битком набитый чемодан с фотографиями и дневниковыми записями путешественника-полярника хранился на антресолях. Борис Александрович закончил Ленинградское арктическое училище. После его окончания он проходил практику на легендарном паруснике "Крузенштерн", но мечтал о полярных широтах. И мечту свою осуществил.

Сначала материковая станция в Арктике в городе Певек, которая подарила ему еще и семейное счастье-любимую жену Люсю, мою замечательную свекровь, Людмилу Яковлевну, которая работала там после окончания курсов полярных работников, и которую я до сих пор зову мамой, несмотря на второе замужество и наличие второй свекрови. И еще сына, Александра, моего первого мужа и отца моего единственного сына Бориса.

А потом и навсегда в его жизнь вошла Ее Величество Антарктида. Счастливым он был человеком, веселым, цельным. Работу любил до самозабвения, скучал, когда возвращался из очередной экспедиции, рвался назад в свои льды. Объездил весь мир, что по тем временам было чудом. Канарские острова, Лас Палмас, Австралия...Эти названия звучали для нас, как прекрасная музыка. Я и подумать тогда не могла, что спустя тридцать с лишним лет сама смогу увидеть мир и буду жить в Италии.

Молодые полярники Викторовы

Он привозил из экспедиций несколько ящиков удивительного по тем временам деликатеса - ананасового компота в металлических банках. Это теперь он стоит на полках в любом супермаркете, а тогда это было чудо заморское. Судно с полярниками шло из Ленинграда с остановками в разных странах долгие 3 месяца, и последняя стоянка, как правило, была в Австралии. Вот там они загружались витаминами на долгие 6 полярных месяцев зимовки.

Не ели мужики эти компоты, экономили, домой везли по окончании зимовки, семьям. И много чего другого, яркого, красивого, "заграничного", как тогда говорили. И, конечно, знаменитые валютные "чеки", которые выдавали тем, кто работал за границей, и еще морякам (назывались они боны). На них можно было купить невиданные по тем временам вещи в магазинах "Березка"- одежду и обувь, предметы обихода такого качества, что теперь и не найдешь. Мои первые шикарные австрийские туфли из мягкой коричневой кожи на наборном каблуке, за немыслимые по тем временам деньги-валюту, мне купила там в подарок к свадьбе моя мама Люся, не пожалела. Любила и всю жизнь любит меня и сына моего, Бориса, своего единственного внука, а теперь и правнучку, Софью.

Викторова Людмиля Яковлевна - моя первая свекровь (11.01.1938)

Продолжение следует

Оригинал стоит здесь

is-painОтветил italia-elena
4 года назад

Я помню эту фотографию с пингвином в журнале!

Ответить
italia-elenaОтветил is-pain
4 года назад

Да, в то время ВОКРУГ СВЕТА был, пожалуй, единственным, рассказывавшим о путешествиях.

Ответить
ladyzarulemОтветил italia-elena
4 года назад

привет, @italia-elena, какая книга живая получается... мне муторно оттого, как страна теряет своих героев (о свекре я)... ну почему же так...

Ответить
italia-elenaОтветил ladyzarulem
4 года назад

Да, горько очень,@ladyzarulem...спасибо за добрые слова в адрес книжки..

Ответить