Ностальгия по Аргентине. Часть 1

Наша семья вернулась в Крым в 2004-м году. И хотя прошло уже столько лет, но память продолжает хранить воспоминания о невероятной, дружелюбной, эмоциональной и знойной Аргентине. Сегодня хочу рассказать вам немного об этой удивительной стране! Сразу напомню, что Аргентина – стана в Южной Америке. Она расположена в трех климатических поясах: умеренном, субтропическом и тропическом. В Аргентине декабрь-январь-февраль – это лето, ну а зима – наоборот. В столице, Буэнос-Айресе зимой никогда не бывает снега, иногда температура опускается где-то до 0 градусов. Зато Рождество и Новый год можно встречать в бассейне! Едва ли не самое первое, что обычно спрашивали у меня в Аргентине при знакомстве, это фанатом какого футбольного клуба я являюсь – «Бока Хуниорс» или «Ривер Плейт». Вообще, оба этих клуба – наиболее популярные и титулованные в стране. Между ними просто непримиримая борьба! Даже если Вы находитесь у себя дома и не смотрите футбольный матч, о забитых голах узнаете все равно по громких крикам фанатов и всяким дуделкам-пищалкам (особенно, если лето и окна открыты) и даже по выстрелам в воздух из пистолетов. Также один из самых популярных вопросов, который задают даже детям – ученикам начальной школы: есть ли у тебя жених/невеста? Аргентина – страна многонациональная. Здесь проживает множество европейских иммигрантов, которые, буквально, вытесняют местное население. Местное население – это индейцы и креолы (испанцы, рожденные на аргентинской земле). В стране также большие диаспоры славянских народов: русских, украинцев, белорусов разных волн эмиграции. От выходцев из дореволюционной России до постсоветского пространства. В Аргентине еще и много китайцев. Большинство из них занимаются частным предпринимательством. В основном, это мини-маркеты и рестораны по типу «шведский стол». Почему-то называются они там «tenedor libre», что буквально переводится как «свободная вилка». Вы платите только за вход и напитки. Например, в конце 90-х – начале нулевых вход в такой ресторан стоил около 4 песо (курс к доллару был тогда один к одному, а средняя зарплата среднестатистической семьи – от 800 до 1000 песо). Это было очень дешево, а съесть там можно было очень много. Чем и пользовались голодные русские эмигранты. Мама рассказывала, что поначалу наедались там так, что еле доходили до отеля. Кстати, почти все русские знают, что такое проживание в местном отеле. Это «угол» около 9 квадратных метров, правда, со своим санузлом, но с общей кухней. Стоило это «удовольствие» около 250 песо в месяц. Некоторые русские жили в таких условиях, как минимум, год, а то и больше. Когда я приехала в Аргентину (а было это в 98-м), родители уже смогли обосноваться в стране (они приехали раньше, в 96-м). Мы жили в частном доме, в одном из пригородов Буэнос-Айреса – Темперлей. Все пригороды в Буэнос-Айресе плавно перетекают один в другой. Нет такого, что дома, потом поле-поле-поле, потом снова дома. Между пригородами ходят электрички. На тот момент мама зарабатывала на жизнь тем, что писала портреты на площади соседнего к нам пригорода Ломас де Самора. Это происходило по субботам и воскресеньям, когда работала местная ярмарка товаров ручного творчества или же по-испански «feria artеsanal». У нее было место – небольшой ларек, а по сути, просто металлический каркас, на который натягивался тент. По вечерам включалось освещение. Портреты писались с натуры и на заказ, по фотографии. В первом случае, во время написания портрета, любопытные и эмоциональные аргентинцы обступали наш ларек со всех сторон. Иногда за портретами выстраивалась целая очередь! Однажды кто-то даже поругался за место в ней. Каждый завершенный рисунок сопровождался бурными овациями толпы. 4 марта 1999-го я впервые пошла в аргентинскую школу! Было мне тогда 9 лет, и меня устроили в третий класс. Что примечательно, так это – школьная форма. В муниципальных школах это простой белый халат. Почти как у врачей. Зато врачи там носили халаты салатовые. Нужно было иметь хотя бы два таких халата, потому что сразу ясно – пачкались они очень быстро. В начальной школе мы писали только перьевыми ручками (наверное, для постановки руки). Для каждого предмета заводилась не тетрадь, а своя папка на кольцах («carpeta»), в которую вкладывались листы. Листы продавались пачками. Сейчас такое и в России есть, но тогда это было нечто с другой планеты. Как и «liquid paper», а попросту «штрих». Хочу рассказать вам еще много интересного, но за один раз не получается. Скоро напишу вторую часть! В ней, конечно: о мясе, преступности и местной моде, о том, что на самом деле называется там виллой и почему в России коверкают название аргентинской провинции Жу-Жуй… Задавайте вопросы, если Вам интересно. Буду рада ответить!