Ностальгия по Аргентине. Часть 2

Здесь, как и обещала: о том, что на самом деле называют виллой, почему в России коверкают название аргентинской провинции Жу-Жуй, а также о мясе, преступности, местной моде и прочем. Но, начнем мы, пожалуй, с конца. А для тех, кто не читал первую часть, вот - [ссылка](https://golos.io/mapala/@lisazarova/nostalgiya-po-argentine-chast-1). Местная мода. В жаркое время года в Аргентине гардероб девушек составляют, в основном, джинсы, футболки и топики. Причем, топики здесь особенно любят, наверное, за то, что они оголяют живот. Так ходят и беременные, с внушительными животами, выставляя их «напоказ». Блестки, пайетки – как правило, отсутствуют на одежде. При виде павлопосадского платка у аргентинцев ассоциация одна – цыгане. Туфли на каблуках носят редко. Ботфорты (любого цвета) или просто красные сапоги – атрибут проституток. О мясе можно говорить бесконечно. Как известно, Аргентина является одним из самых крупных производителей и экспортеров мяса в мире. Прежде всего, это – говядина. В конце 90-х – начале нулевых (когда 1 песо равнялся 1 доллару) мясо стоило от 50 копеек за килограмм пупков, сердечек и желудочков до 2 песо за килограмм фарша или вырезки. Например, упаковка макаронных изделий стоила почти столько же, поэтому основной едой было мясо, а к нему – овощной салат. Говядина была настолько вкусной и сочной, что лучший способ приготовить ее был просто пожарить на сковороде. Также мясо часто жарили на таких тяжелых ребристых сковородках – парижжа (parilla). Вообще, в Аргентине даже воздух пропитан сладковатым ароматом жареного мяса. Позади меня на фото на стенде цены на мясо. Кстати, около двух лет наша семья жила в доме с пожилой женщиной, которой помогали по хозяйству. У нее были две собаки: Серенький - такой лохматый, старый, потрепанный пес и Собачка - ну просто черная запуганная собака. Для них просила покупать исключительно вырезку по 2 песо за килограмм. Нарезала ее крупными кусками и кормила своих собак с рук. Вот так им неплохо жилось. Также в Аргентине производят много своего вина. И пьют, в основном, его и, конечно, пиво. Крепкие спиртные напитки аргентинцы не пьют, хотя водку тоже можно найти на прилавке. Что касается безработицы, то в Аргентине, где население составляет порядка 40 млн, безработных на 2002 год было более 20%. Вообще, Аргентинцы – народ ленивый и крайне необязательный. Большинство живет одним словом – «mañana» (то есть, завтра). И так, изо дня в день, все откладывается на потом. А на фото просто я, огроменный куст алоэ и пальма. Как кусты алоэ торчали отовсюду, так и экзотическое авокадо росли на кустах прямо на улице. Ешь - не хочу. О преступности. Вот с этим-то в Аргентине – наибольшие проблемы. За время проживания в стране (около восьми лет) нашу семью грабили 11 раз! Большинство случаев ограблений происходило прямо на улице – выхватывали сумки, шарились по карманам, подходили среди бела дня с пистолетом и требовали отдать деньги. Одну из знакомых ограбили прямо в супермаркете – подошли со шприцом, якобы, инфицированным ВИЧ, и отобрали деньги. У другой рылись, извините, в трусах, в поисках припрятанной валюты… Последний раз у нас ограбили квартиру. Проникли через окно – подпилили и отогнули один из прутиков в решетке. Кстати, вилла (villa) или вижжа (так произносится это слово на испанском диалекте – кастежано, на котором говорят аргентинцы) – это вовсе не домик у моря, как нам это представляется. А что-то сродни бразильским фавеллам, где живет нищета. В такие районы лучше не соваться. Это чуть ли не домики из картонных коробок. К сожалению, на настоящий момент в таких условиях проживает около 30% местного населения. Ну, не будем о грустном. Поговорим, о женских… попах. По мнению аргентинцев, эта часть женского тела является наиболее привлекательной. Кстати, и фигуры-то у аргентинок, в основном, формы «груша» - небольшой верх и «тяжелый» низ. Даже конкурсы устраиваются на лучшую попу. По-испански, попа – это cola (по-русски звучит, как «коля»). Теперь-то ясно почему аргентинцы удивленно оборачивались, когда тетя Света на весь местный базар, догоняя впереди идущего мужа, громко кричала: «Коля, Коля!». Видимо, чтобы уменьшить количество нездорового смеха, русские также переиначили название аргентинской провинции Жу-Жуй, расположенной в северо-западной части страны. По правде говоря, провинция эта носит название Ху-хуй. В честь нее даже есть большой проспект в центре Буэнос-Айреса – Авенида Ху-хуй. Для русского человека это, конечно, звучит очень забавно, и он может даже начать придумывать вариации того, как именуют жителей этой провинции… Ну и ерунда лезет в голову! В общем, тут советую не увлекаться))) Продолжение следует!