Семь хозяев дома: старинная норвежская притча


Жил-был один человек, и решил он попутешествовать по миру.  Однажды он опоздал в дороге,  а до ближайшей деревни было далеко.  Наконец добрался до  какой-то немалой усадьбы.

«Вот где я ночью хорошо отдохну !», - подумал путник и зашел во двор.

Там он увидел рядом с  поленницей  старого седого мужчину, с длинной бородой.

- Добрый вечер, господин, - поздоровался прохожий, -  Не пустили бы вы меня переночевать?

- Я не хозяин этого дома, - ответил старик.  Но зайди на кухню и поговори с моим отцом, может, он и пустит.

Путник его поблагодарил и зашел на кухню.  Там он увидел еще старого человека , который стоял на коленях перед очагом и раздувал в нем жар.

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать? - Спросил путник.

- Я не хозяин этого дома, - ответил старик , но зайди в комнату и поговори с моим отцом, может быть он и пустит.  Он сидит воо...он там , на скамье у стола.

Путник поблагодарил и зашел в комнату.  На скамье у стола действительно сидел белый, как молоко, сморщенный старик. Он бы  намного старше первых  двух и даже  весь дрожал от старости.   Перед ним лежала большая книга.  Дед медленно читал ее по слогам,  как читают маленькие дети,  когда еще только учатся грамоте.

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать? - Спросил путник.

- Я не хозяин этого дома. Но поговори с моим отцом, может, он и пустит. Вот он , сидит на лежанке.

Путевой поблагодарил и подошел к деду на лежанке.  Тот пытался набить трубку табаком, но был так слаб,  а руки у него  так дрожали, что он еле-еле  держал трубку.

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать? - Спросил путник.

- Я не хозяин этого дома. Но поговори с моим отцом, может, он и пустит. Вот он лежит на кровати.

Путевой поблагодарил и подошел к кровати. Там он увидел старого-престарого старика. Тот уже даже не шевелился. Казалось,  кроме глаз, у него не было ничего живого.

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать? - Спросил путник.

- Я не хозяин этого дома, но поговори с моим отцом, может, он и пустит. Вот он лежит в колыбели.

Путевой поблагодарил и подошел к колыбели. Там действительно лежал старый  как мир дед, совсем высохший, не больше младенца. Даже глаза у него не светились. Путник  вообще не поверил бы, что тот дед жив, если бы не услышал исходящего от него легкого дыхания.

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать? - Спросил он.

Прошло много времени, пока дед наконец ответил , и еще больше  времени прошло,  пока он довел до конца свой ответ.  Но он сказал  всё то же, что  и пятеро предыдущих:

- Я не хозяин этого дома, но поговори с моим отцом, может, он и пустит.  

 Вот он в том месте , что висит на стене.

Путевой поблагодарил, оглянулся по комнате и увидел на стене коровий рог. А когда внимательнее присмотрелся, то увидел в нем что-то похожее на человеческую голову.

Его охватил такой страх, что  вместо  того чтобы вежливо спросить, как следовало бы, невольно крикнул:

- Добрый вечер, господин, не пустили бы вы меня переночевать?

В углу что-то зашипело, тяжело  и  с присвистом ,  как  сальная свеча, когда ее  гасят .  В звуках тех неведомых  будто бы  послышались слова:

- Ночуй, сынок!

И в тот самый  момент на середину горницы выкатился накрытый  стол с прекрасными и  вкусными блюдами.   Там даже  пиво было!  

   А когда путник хорошо поел и напился, сама собой  перед ним расстелилась мягкая и теплая постель из оленьих шкур.

Видите, как хорошо, что путешественник нашел-таки  Настоящего хозяина того Дома! 


Старинная норвежская  притча

elvientoОтветил poljakovgena
4 года назад

Дивная притча. Може туплю я, но так до конца и не понял, что имелось ввиду под коровьим рогом с человеческой головой...

Ответить
poljakovgenaОтветил elviento
4 года назад

Сам в задумчивости. Наверняка рог , - это некий сакральный символ у викингов. У Шекспира есть нечто созвучное .

"...Весь мир — театр. В нём женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль. Семь действий в пьесе той. Сперва младенец, Ревущий громко на руках у мамки... Потом плаксивый школьник с книжкой сумкой, С лицом румяным, нехотя, улиткой Ползущий в школу. А затем любовник, Вздыхающий, как печь, с балладой грустной В честь брови милой. А затем солдат, Чья речь всегда проклятьями полна, Обросший бородой, как леопард, Ревнивый к чести, забияка в ссоре, Готовый славу бренную искать Хоть в пушечном жерле. Затем судья С брюшком округлым, где каплун запрятан, Со строгим взором, стриженой бородкой, Шаблонных правил и сентенций кладезь,— Так он играет роль. Шестой же возраст — Уж это будет тощий Панталоне, В очках, в туфлях, у пояса — кошель, В штанах, что с юности берег, широких Для ног иссохших; мужественный голос Сменяется опять дискантом детским: Пищит, как флейта... А последний акт, Конец всей этой странной, сложной пьесы — Второе детство, полузабытье: Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего...."(с)

Ответить