Глава 5. Между Северным морем и Ла Маншем. Ни якоря, ни документов

В душевой сверху на меня лилась горячая! вода! Стоять я не могла, сидела под струями на кафельном полу и кажется, переживала катарсис. Мы разложили сушиться все наши матрасы и спальники и поплелись в город. Чтобы вы сделали в Голландии на последние 15 евро? На 5 я все-же купила апельсинов. А с десяткой мы зашли в Coffe shop. Я протянула ее чуваку за стойкой и рассказала про Швецию и про шторм, и дайте нам, пожалуйста, чего- нибудь побольше.

Когда стемнело, мы пошли обратно и по дороге набрели на Музей морской славы. За стеклом стояла ладья викингов. Она впечатляла! Такая брутальная конструкция с элементами коряг, конечно, сильно покоцаная, со сказочной датировкой типа 14 века. Мы стояли, офигевшие, перед этой штукой, представляя, как это они ходили на таких аж до Америки. По сравнению с ней наша Ехидна была суперкомфортабельной ультрасовременной лодкой. Леха, конечно, снова сказал, что он точно был в какой-то из прошлых жизней викингом и ходил вот на таких.

Весь следующий день мы спали и ели местных мидий и крабов, которых я насобирала здесь же, в Марине, под недоумевающими взглядами местных.

Потом случилось то, про что стыдно вспоминать – мы смылось из Марины, не заплатив.

Ветра почти не было, и мы очень медленно двигались вдоль голландского берега. Желтая лодочка без флагов (шведский жёлтый крест на голубом мы потеряли во время шторма), залипшая на месте с обвисшими парусами, привлекла к себе внимание ребят из миграционного контроля. Они подлетели к нам на крутой моторке, четверо, в дорогих темных очках, очень вежливые. Попросили паспорта и документы на яту. Мы им дали вырванный из блокнота лист, на котором мистер Торд Свенссон от руки написал, что мы приобрели у него лодку за 12000 шведских крон. И паспорта, визы в которых истекали через 4 дня. Мы, конечно, сопроводили это телегой, что в Швеции лодки длиной до 12 метров не подлежат обязательной регистрации, и что на яхте ты имеешь право перемещаться без визы, потому что яхта- это твоя автономная территория. Нам очень вежливо ответили, что первое – правда, но только внутри Швеции, а если выходишь в воды другой страны, лодку надо оформлять, как положено. А втрое – правда, при условии, что ты находишься на нормальной лодке с документами, и вписан в судовую роль (это у капитана должна быть такая бумажка, где расписан состав экипажа). По крайней мере, я их поняла так. Леха, конечно, предпочел вообще не понять и остаться при своём: « Моя яхта – моя крепость, усы и хвост – вот мои документы!» Короче, нам вежливо сказали, что сегодня все Ок, и завтра Ок, но через четыре дня они нас арестуют, если увидят.

Потом они очень вежливо провели обыск и составили акт. По акту получилось, что у нас на борту нет рации, спасательных жилетов, фальшвееров (аварийной сигнализации), отражателей для радаров, динги, автопилота, а также нет мотора и денег. Есть немного крупы, макарон, а также остаток кофешопного товара. Он лежала пакетике, где раньше было сильно пахучее эфирное масло. Дяденька открыл пакет, понюхал и с сомнением сказал: «Not a good quolity». После чего вернул с предупреждением, что на борту это нельзя, только на берегу. Они спросили, куда же мы направляемся, такие оснащенные. «В Марокко!» На нас посмотрели странным взглядом. Хотя, раз мы из Швеции... После чего отошли от нас на своей моторке, чтобы проверить, видно ли нас на радаре. Конечно, видно не было. Уж не помню, пожелали ли они нам удачи.

Когда они отчалили, до меня дошло, что у них осталась наша единственная бумажка на лодку, тот самый, составленный от руки договор купли-продажи. Он затерялся среди их актов. Всю глубину этого обстоятельства мы ощутим, только когда окажемся- таки в Марокко через пару месяцев.

Следующую ночь мы провели на якоре, недалеко от места, обозначенном на карте как территория военных стрельбищ. Потом снова весь день неспешно трюхали под слабеньким ветром. Но как-то то незаметно оказались уже в Бельгии. В Амстердам мы решили не заходить, поскольку:

А. Все равно не было денег. За Марину платить нечем, а встать на якоре и добраться до берега мы без динги не можем. Да и мест для якорных стоянок почти нет.

В. Мы убегали от зимы. Нужно было как можно скорее переходить Бискай, чтобы был шанс успеть до штормов. Ну, и было понятно, что в Испании уже никого не будет волновать отсутствие у нас документов и виз.

Короче, мы очень рвались скорее на юг, в раздолбайскую Испанию, где куча уютных маленьких бухточек, куча нелегалов, куча мандаринов и мало полицейских. «Если перейдем Бискай, будем спасены», - буквально это мы повторяли. А пока что снова встали на якоре, в каком-то не очень подходящем месте.

Проснулись от сигнала alarm Навионикса. И без сигнала было понятно, что течение сорвало нас с якоря. Но дело оказалось хуже. Леха втащил на палубу пустой конец. Мы потеряли наш единственный якорь!

vadimphОтветил sonjka-meduza
4 года назад

Как занимательно!

Ответить
dajanaОтветил sonjka-meduza
4 года назад

к финалу оказался лихо закрученный сюжет))

Ответить
sonjka-meduzaОтветил dajana
4 года назад

Ну, до финала ещё далеко)

Ответить
dajanaОтветил sonjka-meduza
4 года назад

я исключительно про этот пост)))

Ответить
dobryj.kitОтветил sonjka-meduza
4 года назад

Ваш пост поддержали следующие Инвесторы Сообщества "Добрый кит": @sonyanka, @kibela, @gans91 Поэтому я тоже проголосовал за него! Узнать подробности о сообществе можно тут: Разрешите представиться - Кит Добрый Правила Инструкция по внесению Инвестиционного взноса Вы тоже можете стать Инвестором и поддержать проект!!!


Если Вы хотите отказаться от поддержки Доброго Кита, то ответьте на этот комментарий командой "!нехочу"
Ответить