Продолжение истории о том, как мы купили в Швеции яхту за 1200 € и дошли на ней до Канар до

Глава 3. Старушка Ехидна Гетебургская

И вот стоим мы в аэропорту Орландо, Стокгольм: Леха с виндсерфингом и я с желанием убивать и плакать, которое появилось у меня после пяти часов допросов и досмотров бдительными израилетянами. Поэтому неудивительно, что мы купили то, что купили: самую убитую лодку во всей Швеции.
Специфика тамошнего рынка такова: в семидесятых они научились отливать корпуса из спеклопластика и наклепали этих маленьких лодок столько, чтобы хватило всем. У них же там шхеры, тишь, гладь и благодать, семейный отдых выходного дня, всякие локальные гонки – это все было очень массово, а теперь уже не так, чтобы очень. Вернее, теперь это стало больше пенсионерской темой, и они продолжают нежно любить своих старушек Хавфсфидр, на которых катались молодыми, катали маленьких детей, подросших детей, а теперь внуков. А детям это уже не так интересно, им на свою шведскую зарплату можно и в Новую Зеландию на каникулы слетать. Или купить что поновее. Поэтому лодок продается много, они качественные, и если повезёт, то и ухоженные. В объявлении трогательное ретро фото с беленькими детьми – вероятно, теперь нашими ровесниками.
Повезло не нам. Пока мы сидели в аэропорту Тель-Авив, варианты были хорошие. Я написала паре продавцов и договорилась встретиться «как только прилетим». Но пока мы добирались своим рейсом с ночной стыковкой в Стамбуле, их все разобрали. И в самом деле, ну отчего быне приобрести за 1500 € лодочку о шести метрах с занавесками на окнах, чтобы поставить ее на причале, тоже по очень божеской цене, и приезжать хоть бы из Питера кататься по островкам и каналам. И вот, к нашему приезду подходящих осталось две, обе не в Стокгольме: Сторфидра, которая нравилась мне и не нравилась Лехе, и Макси 77, которая нравилась Лехе и не нравилась мне. Угадайте, что мы купили?
Ситуация- то была такая, в которой надо быстро решать. Знакомых в городе нет, по каучсерфингу никто не отвечал, мы приткнулись в хостеле и пересчитали наличность. Сходили в магазин и поняли, что если так сидеть и ждать, пока появится вариант мечты, на него точно не хватит. И вообще было как-то холодно в этой Швеции, дождь, мы чувствовали себя такими расхристанными безумными дикарями, да еще этот чертов виндсерфинг затруднял передвижение. И мы поняли, как устали, больше всего от темы круглосуточного нахождения в общественных местах, отсутствия своего угла, куда можно забиться. И лодка – любая уже, блин, лодка- обещала, наконец, такую возможность.
Короче, на Сторфидру у нас как бы не хватало. Вернее, Леху смущало, что она стоит не на воде, то есть нужны будут дополнительные деньги на спуск, как минимум. И как она мне ни мила была своей раритетностью, надежностью и круглыми окошками, мы поперлись в Гетебург, на западное побережье Швеции, смотреть гоночную Макси 77. Самую дешевую и единственную, которая продавалась без мотора.

Она поджидала нас на причале Жеребец – так Гугл перевел. Похожая на самого одинокого и страшненького ребенка в детском доме, и вот приходит пара выбрать одного, чтобы усыновить, и все к ним кидаются и тянут руки, а он один стоит в углу, потому что понимает, что его точно не выберут. Мы и не выбирали. Но, пока ехали ночью из Стокгольма, две пересадки, видели на заборе плакат с большими красными буквами MAXI. Потом из леса выбежала лиса. Потом нас встретил Торд, лодковладелец, и увидев лехин виндсерфинг, почти прослезился и поведал, что у его покойного брата был такой, он катал на Гавайях. У самого Торда карьера викинга не сложилась, его жена-филлипинка на дух не переносит все эти прогулки под парусом, три дочки того же мнения, и одинокий морской волк – это не про него. Лодка 1974 г. выпуска, досталась ему от каких-то удолбанных гонщиков, которые полностью ободрали ее внутри, сняли даже обивку, легче чтоб была. От нее остался только слой облезлого стеклопластика. Вместо родных камбуза и шкафов стояло что- то, криво выпиленное лобзиком из фанеры. В придачу комплект парусов десятилетней свежести. Мотора, как и было обещано, не было. Леху это обстоятельство даже обрадовало, он все объяснял мне, что вот у Джошуа Слокама, который первым совершил одиночное кругосветное плавание в 1890-х годах, тоже не было мотора, и ничего! И сортира у него не было! Я с тоской оглядывала потерто-желтый корпус и думала, как же так могло случиться, что нам досталась единственная желтая лодка, которая была в продаже за последние два месяца? Учитывая, что у Лехи до этого было две лодки, и обе желтые - мой почти самый нелюбимый цвет. Вот она, нога судьбы во всей красе.
Ну не могла она оказаться бирюзовой, чтобы я сразу полюбила ее всей душой? Но моя безусловная любовь тут не входила в сценарий, видимо. То ли дело Леха, он сразу снова почувствовал себя капитаном, и принял ее в сердце свое. Могло ли быть иначе, ведь она же именовалась гоночной, и в ней был такой гробик, куда почти помещался виндсерфинг. Длиной она была, как ясно из названия, 7 м 70 см, в полный рост внутри не встать даже мне.
Торд был счастлив сбыть нам незавидный товар, даже вручил совершенно неподходящий для этой лодки мотор, видимо, по, принципу «лучше что- то, чем ничего». Он у нас всю дорогу пролежал внутри, Леха все порывался его выкинуть, пока в Марокко мы его не поменяли на гашиш. Торд спросил нас о наших планах, но ответа предпочел не понять. То есть он так неуверенно засмеялся и отвел глаза, как бы не желая никаким боком быть ответственным за нашу гибель. Конечно, лодка такого класса в принципе не предназначалась для океана, и конкретно эту никогда не готовили к большим переходам. Не была она и предназначена для длительного проживания на борту, уровень комфорта был минусовым.
Но как бы то ни было, хотели свой угол – получили угол. За стоянку было оплачено до конца лета, а купили мы ее в двадцатых числах июля. Так мы перестали быть бомжами, и поселились на причале Жеребец. Никаких документов на лодку у Торда не было, что в Швеции нормально, там лодки длиной до 12 метров регистрировать не надо, если ты пользуешься ей только внутри страны. Поэтому из всех бумажек у нас была только одна: блокнотный лист, на котором мистер Торд Свенссон от руки составил договор купли-продажи, по которому я стала владелицей судна. Заплатили мы около 1200 евро, 12000 шведских крон. Я пару раз подъехала к Лехе с вопросом, что как бы нам ее нормально оформить, но он от меня отмахиваться и говорил, что это никого не волнует. Что из этого вышло, вы узнаете дальше.
Первые дни мы отсыпались и озирались. Причал был на окраине города, кругом сосновые леса, валуны, черника, голубика и чистота, победа экоцивилизации в отдельно взятой стране. Парочка жирных лебедей приплывали с утра за булкой.
В Лехин день рождения совершили пробный выход в ближайшие шхеры, высадились на приглянувшемся острове, а там стоял крест с солнцем и луной, и прочими символами, которые тянет назвать масонскими. Что это был за знак нам, мы не поняли, да и не особо старались.


Капитан сказал, что лодка живая, руля слушается и идти на ней можно. Надо было только дать ей имя. Лодка – это она, и Леха предложил Лису, как свое тотемное животное. А меня с лисой ничего не связывало, и хотелось, чтоб было смешно, но тоже из фауны. И я придумала Ехидну, мне казалось, ей очень подходит. Так в нас получился странный зверь Лиса-Ехидна, не знаешь, чего ждать.
По ночам было прохладно, и хотелось скорее двигаться на юг. Мы кое-как залили герметиком текущие окна. В носовом люке были щели в палец толщиной, но с этим мало что можно было сделать, фанера под стеклопластиком прогнила. Местами подклеили скотчем. Купили самую дешевую солнечную батарею, как-то то примотали её к кормовому релингу. Аккумулятор грозился сдохнуть, но мы надеялись, что не сразу. Закачали в планшет программу Навионикс – это была вся наша навигационная аппаратура. На лодке был только компас, и тот глючил. Меня очень напрягала плита – это была керосинка, видимо, сохранившаяся с 74 года, но поломанная. Загоралась она не сразу, и воняла невыносимо. Но на новую плиту у нас не было. Вообще список того, чего у нас не было, может занять пару страниц. Зато мы съездили в настоящую шведскую икею, которая оказалась один в один, как у нас на Дыбенко, и привезли оттуда розовую поросюшку, которая и сейчас у меня боком. Мы забили камбуз брутальным продуктами типа картошки и риса, потратив все до копейки . И отчалили 11 августа в Северное море.

golosboardОтветил sonjka-meduza
3 года назад

@sonjka-meduza Поздравляю! Вы добились некоторого прогресса на Голосе и были награждены следующими новыми бейджами:

Награда за общую выплату получил

Вы можете нажать на любой бейдж, чтобы увидеть свою страницу на Доске Почета. Чтобы увидеть больше информации о Доске Почета, нажмите здесь

Если вы больше не хотите получать уведомления, ответьте на этот комментарий словом стоп

Голосуя за это уведомление, вы помогаете всем пользователям Голоса. Узнайте, как здесь.

Ответить
golosboardОтветил sonjka-meduza
3 года назад

@sonjka-meduza Поздравляю! Вы добились некоторого прогресса на Голосе и были награждены следующими новыми бейджами:

Награда за количество полученных голосов

Вы можете нажать на любой бейдж, чтобы увидеть свою страницу на Доске Почета. Чтобы увидеть больше информации о Доске Почета, нажмите здесь

Если вы больше не хотите получать уведомления, ответьте на этот комментарий словом стоп

Голосуя за это уведомление, вы помогаете всем пользователям Голоса. Узнайте, как здесь.

Ответить
yudina-catОтветил sonjka-meduza
3 года назад

Опечатка в заголовке ;)

Ответить
sonjka-meduzaОтветил yudina-cat
3 года назад

Спасибо, исправила

Ответить
gapelОтветил sonjka-meduza
3 года назад

ахереть!!! Вы круты!!! Пошел читать начало!!!

Ответить
vadimphОтветил sonjka-meduza
3 года назад

Огромное удовольствие получаю от ваших рассказов. Решил начать с начала.

Ответить
sonjka-meduzaОтветил vadimph
3 года назад

Спасибо! Черт, совсем некогда писать. Надеюсь, скоро выложу про Бискай

Ответить