Прорваться в Ла Манш

У меня был приятель-француз, мастер тату, пирсинга, шрамирования и более радикальных body modification, любитель повисеть на крючьях. Такой, знаете, с тоннелями в ушах до плеч, дырой для языка в нижней губе, страшенным пирсингом в члене и так далее. Он 5 лет служил в их французском легионе. При этом почти ежедневно ел кислоту. Я его спросила: ему что, нравилось быть военным? А он ответил: мне нравится делать то, что мне не нравится делать.

Если ближе к делу, то сейчас самое время рассказать об одном из самых трешовых эпизодов нашего великого плавания. Бельгийский берег, мы на подходе к Ла-Маншу, якорь потеряли, еда кончается, начинается очередной шторм. Деваться некуда, заходим в ближайшую марину, это оказался Ньюпорт. Швартуемся тихонько с краешку в надежде, что нас не сразу заметят, потому что платить нечем вообще. Сходили на помойку, нашли там по моему списку два манго, сетку лимонов и много морковки. С утра к нам подошел человек и очень вежливо попросил переставиться, потому что обещали 8 баллов и там, где мы стоим, нас долбанет о причал. Я ему объясняю, что денег нет, и вот по случаю шторма можно мы тут его переждем, ну пожалуйста. Вроде он все понял. Но тут Леха поперся в офис, просить, чтобы открыли туалет. В этой славной Марине на только сортир был под замком, но даже мусорные контейнеры. И попался он на глаза сотруднице, тете из породы грымз, которая сразу нас во всем заподозрила, стала требовать документы на яхту и грозить полицией. А документов у нас вообще никаких нету, потому что, повторюсь, в Швеции такие мелкие лодки не регистрируют, а единственная бумажка - расписка в получении денег случайно осталась у голландцев, которые нас перед тем проверяли. Обычно в Европе никто в Маринах и не спрашивает доки на лодку, но при условии, что ты платишь.С мужиками договариваться - вообще не проблема, но вот климактерические грымзы мне даются тяжело. Параллельно мы пытаемся сварить последние макароны с собранными на причале мидиями, и тут наша мерзкая керогазка сдыхает окончательно. В общем, нам велено ждать менеджера, который приедет утром и решит нашу судьбу.


Но полицию она вызвала на всякий случай, тут есть такая специальная морская, они пришли вечером и запросили паспорта. А у нас визы кончались послезавтра. Они говорят: рябята, валите отсюда куда-нибудь, потому что послезавтра мы будем вынуждены вас арестовать. Только не вздумайте удрать, не заплатив, потому что тогда мы вас точно арестуем, а если не поймаем, администрация даст сигнал во все окресные марины, и куда бы вы ни попытались зайти, везде будут проблемы. И в любом случае, вас арестуют во Франции.


С утра мы зашли к менеджеру, им оказалась тетенька, похожая на редкий вид доброго завуча, не то, что первая. И она нас отпустила с миром. И вот мы, спасаясь от полиции, вышли в штормующее море почти без еды, без плиты и без якоря. Ветер дул исключительно встречный, баллов 5-6. Мы пытаемся вписаться в Ла-Манш через узкий проход, там если не банки и мели, то судовой ход. Плюс сильное течение, которое меняется четыре раза в сутки. Мне что, я сразу укачалась, лежу, подыхаю и есть не хочу. А Леха к вечеру на сырой морковке сильно загрустил и замерз. Ночью он заполз греться, я сижу с планшетом и бужу его каждый раз, когда мы подходим к границе судового хода. Тогда он выходит скрутить поворот, и нас несет обратно. Когда впереди мель, я снова его бужу, и мы опять поворачиваем в сторону судового хода. В таких волнах на радарах нас не видно, наш трек в навиониксе похож на кривенькую штриховочку. Но следующий день Леха пытается совершить прорыв, и, уворочиваясь от парома, рвет парус. По счастью, грот был еще запасной. Носовой люк течет, вообще отовсюду течет, постель сырая, ветер не меняется, но все время идет дождь. Четыре морковки ни фига не греют капитана. Ночью все повторяется, только нас еще сильно относит течением назад. На утро третьего дня Леха говорит, что готов уже сдаваться любому, кто его покормит, и других вариантов, кроме как возвращаться в Ньюпорт, у нас нет. Еле уговариваю его зайти хотя бы в другую марину. Идем в офис, говорим: oh fucking storm! а можно мы заплатим, когда будем уезжать? Ну, или хотя бы завтра? Поскольку они нас уже оформили, нехотя соглашаются. Сварили рису в чайнике, отогрелись, вышли в интернет.


И мир опять не дал нам окончательно сдохнуть: немного денег прислала моя подружка, потом потом лехина семья, и наконец, мне пришли деньги за квартиру. Самое дурацкое, что этой изрядной в рублях суммы, с тем курсом евро и ценами в яхтенных магазинах нам в аккурат хватило на газовую плиту, баллон, якорь с цепью, герметик, заплатить за несколько дней в марине и купить совсем чуть-чуть еды. Гораздо меньше, чем надо бы до Бреста. В море мы вышли опять без копейки. Тогда пришлось сделать вывод, что специфика яхтинга не позволяет путешествовать без денег, как ни крути. Это вам не автостоп.

Но дальше стало легче.

vasilisapor2Ответил sonjka-meduza
4 года назад

Глядишь на Голосе заработаете.

Ответить
sonjka-meduzaОтветил vasilisapor2
4 года назад

Сейчас муж строит маленький тримаран на деньги с Голоса)

Ответить
capitan.akelaОтветил sonjka-meduza
4 года назад

Эх, если бы Голос и Steemit были в то время, мы бы макарошек к морковке прикупили))))

Ответить
dobryj.kitОтветил sonjka-meduza
4 года назад

Ваш пост поддержали следующие Инвесторы Сообщества "Добрый кит": @t3ran13 Поэтому я тоже проголосовал за него! Узнать подробности о сообществе можно тут: Разрешите представиться - Кит Добрый Правила Инструкция по внесению Инвестиционного взноса Вы тоже можете стать Инвестором и поддержать проект!!!


Если Вы хотите отказаться от поддержки Доброго Кита, то ответьте на этот комментарий командой "!нехочу"
Ответить